PoliticalMind

Политическая аналитика

Столкновение между Лениным и Сталиным
Страница 4

Дискуссия продолжалась на протяжении всего времени разработки Конституции СССР, которая была принята второй сессией ново­избранного ВЦИК 6 июля 1923 г. и окончательно утверждена II съез­дом Советов СССР 31 января 1924 г. В специальных комиссиях и других органах, занятых подготовкой нового документа, сталкива­лись противоположные позиции по вопросам полномочий союзных и республиканских ведомств, компетенции центральных наркоматов (наркоматы РСФСР немедленно обнаружили тенденцию рассматри­вать себя как всесоюзные наркоматы), целесообразности установле­ния единого советского гражданства Украинцы настаивали на том, чтобы за каждой отдельной республикой были признаны более широ­кие суверенные права. Некоторые татарские коммунисты требовали, чтобы автономные республики были тоже возвышены до ранга феде­ральных, или, как теперь стали говорить, союзных. Грузины верну­лись к своему требованию, чтобы три Закавказские республики вступили в СССР каждая отдельно, а не в виде Закавказской феде­рации. Сталин в свою очередь стал сторонником идеи, родившейся в окраинных республиках (до этого он резко отвергал предложения такого рода): создать во ВЦИК не одну, а две палаты с разными критериями представительности, которые способны были бы лучше реализовать равенство наций. www.transponet.ru

Сохранив верховную власть за съездом Советов, Конституция СССР провозгласила создание двухпалатного ВЦИК в составе Совета Союза и Совета Национальностей. В первом каждая из республик получила представительство пропорционально численности своего населения; во втором — все республики, как союзные, так и авто­номные, были представлены пятью депутатами каждая, а автономные области — одним. Постоянным органом ВЦИК стал Президиум с одним председателем — вместо прежних четырех, — которым стал Калинин. Был ликвидирован Наркомат по делам национальностей, которым с октября 1917 г. неизменно руководил Сталин, поскольку было признано, что он завершил свою основную деятельность. Гражданство стало единым. Союзных республик, как и вначале, было четыре. Центральная власть наделялась весьма обширными прерога­тивами. Пять наркоматов были только союзными: иностранных дел, обороны, внешней торговли, путей сообщения и связи. Другие пять обладали союзно-республиканским статусом, то есть имелись как в центре, так и в каждой из республик: ВСНХ, наркоматы продоволь­ствия, труда, финансов, рабоче-крестьянской инспекции (РКИ). Остальные наркоматы — внутренних дел, сельского хозяйства, юсти­ции, просвещения, здравоохранения, социального обеспечения — носили исключительно республиканский характер. В центральном подчинении осталось ГПУ, которому в новой конституции был посвя­щен целый раздел. Избирательная система оставалась той же, что в 1918 г., — многоступенчатой, при разных нормах представительства для рабочих и крестьян.

Кульминационным моментом всей деятельности по подготовке конституции явилось совещание в ЦК партии с участием «ответствен­ных работников национальных республик и областей». На совещании снова задавал тон Сталин. Примечательной чертой этой встречи, поми­мо того что на ней были окончательно уточнены конституционные проблемы, был разбор так называемого «дела Султан-Галиева». Речь шла о руководителе татарских большевиков, активно работавшем с 1918 г. на довольно высокой должности в Наркомате по делам нацио­нальностей. Среди коммунистов Татарии, как и других национальных республик, можно было выделить две тенденции: одну — более точно отражавшую национальные запросы, если не прямо национальную (ее лидером и был Султан-Галиев), и вторую — интерпретировав­шую интернационализм как фактический отказ вообще от всяких национальных чаяний (это течение возглавлял Саид-Галиев). На основании перехваченных ГПУ писем Султан-Галиева обвинили в по­пытках установления контактов с туркестанскими басмачами, а так­же с Ираном и Турцией. Недовольный тем, как решался националь­ный вопрос, он, как утверждалось, пытался сколотить среди самих коммунистов советского Востока движение пантюркистского характе­ра. Султан-Галиева исключили из партии и арестовали. Трудно уста­новить, в какой степени выдвинутые против него обвинения со­ответствовали действительности, ибо это был один из первых случаев, в отношении которого соответствующая документация отсутствует. Насколько можно судить, факты были установлены. Оставалось дать им политическое толкование. Многие коммунисты восточных облас­тей, участвовавшие в совещании, довольно неприязненно отнеслись к осуждению Султан-Галиева. По сути дела, его случай также был проявлением тех же самых трудностей, на которые так настойчиво указывал Ленин. Между тем вынесенный ему политический приговор был направлен на то, чтобы нанести еще один удар так называе­мому местному националистическому уклону.

Страницы: 1 2 3 4 5

Рекомендуем к прочтению:

Вывод
Следовательно, необходимо определить основные контуры той модели, которую необходимо создать. К ее главным характеристикам можно отнести способность к саморазвитию и качественному росту; вовлечение в процесс развития и модернизации всех с ...

Аэрократия и эфирократия
Традиционная атлантистская геополитика, полагая в центре своей концепции Sea Power, является "геополитикой моря". Глобальная стратегия, основанная на этой геополитике, привела Запад к установлению планетарного могущества. Но раз ...

Политические режимы.
При рассмотрении политической системы какого-либо государства и общества не следует ограничиваться лишь тем, что заявляет о себе само государство, поскольку часто существуют весьма значительные различия и противоречия между парадным фасад ...