PoliticalMind

Политическая аналитика

Столкновение между Лениным и Сталиным
Страница 3

Почему же Ленин защищал их? Он делал это, говорил Бухарин, — и в этом, пожалуй, был прав — потому, что считал нужным нанести удар более серьезному шови­низму, великорусскому, тому, из которого выросли другие разновид­ности шовинизма и который замедлил достижение победы в гражданской воине на окраинах стран. Как свидетельствуют предыдущие дискуссии большевиков, не все они — ив том числе Бухарин — в равной мере учитывали эту опасность. И все же остает­ся впечатление, что Лениным в тот момент владела более серьезная озабоченность. В последних своих заметках по национальному вопросу он употребил против Сталина очень жесткие выражения, называя его «грубым великорусским держимордой». Он обвинял его в имперском «шовинизме». www.safepsychology.ru

На XII съезде партии, проходившем во второй половине апреля 1923 г., вокруг национального вопроса развернулась наиболее оже­сточенная дискуссия. В отсутствие Ленина на первый план в дебатах выдвинулся Сталин, а сам спор сосредоточился преимущественно на грузинских разногласиях, причем до такой степени, что порой все это выглядело как семейная ссора между коммунистами-грузинами. Широкого отклика не получили другие критические выступления, в частности украинских делегатов: Раковского, Гринько, Скрыпника (речь последнего внесла тревожную ноту уже на предыдущем съез­де). Наиболее верно в духе последних заметок Ленина выступил Бухарин, но без большого успеха. Грузинские диссиденты оказались под градом обвинений: против них обильно использовались выраже­ния «уклон», «уклонисты», осторожно введенные в обиход X съездом.

Тон прениям был с самого начала задан очень ловко построен­ным докладом Сталина. Он избегал атаковать в лоб позиции Ленина, заметки которого не были опубликованы, но конфиденциально рас­пространены среди делегатов; многие из них, в особенности оп­позиционеры, ссылались на них. Более того, в один из наиболее трудных для себя моментов Сталин со смиренным видом назвал Ленина «учитель мой». Хотя опасность национализма на три четверти проистекает из великорусского шовинизма и лишь на четверть — от шовинизма малых наций, по-соломоновски рассудил он, весь его доклад представлял собой образец аккуратного балан­сирования между обличением того и другого; один из делегатов назвал его «безупречным». Сама резолюция, завершившая дебаты, была уравновешенна и отвечала правильным установкам в аналитической части, хотя в ней почти не нашли отражения требования гру­зинских или украинских критиков. Впрочем, они выступали не столько против принципиальной постановки вопроса, сколько против его конкретного решения на практике.

Таким образом, Сталин сумел ловко сманеврировать в трудной дискуссии. Но это было не единственное, чего ему удалось добиться на съезде. Здесь он выдвинул некоторые собственные идеи. В позд­нейших работах историков утверждалось, что его предложения об автономизации, столь резко раскритикованные Лениным, ограничива­лись лишь легализацией уже существующего положения, ибо уже в силу условий своего создания национальные республики были не независимы, а самое большее — автономны от Москвы. Уже в 1920 г. Сталин, по существу возражая Ленину, заявлял, что прак­тически «нет различий» в реальном положении на Украине и в Башкирии. В этом смысле его тезисы 1922 г. могут рассматриваться как простое следствие той «централистской инерции», на которую жаловался на XII съезде один украинский делегат. На самом же деле все эти юридические формы, на взгляд Сталина, не заслуживали большого внимания: тем, кто задавался вопросом, останутся ли «независимыми» республики после их вступления в Союз, он ответил, что это «чисто схоластический вопрос». В противоположность это­му Сталин на первый план энергично выдвигал необходимость стимулировать, не считаясь с границами формального равенства, экономический и культурный рост наиболее отсталых наций. Выпол­нение этой задачи, подчеркивал он, потребует многих лет, а также помощи центра окраинам, русского пролетариата — крестьянским массам слабых наций. Однако мысль Сталина в целом может быть понята лишь в свете других его взглядов: к этой теме нам также придется вернуться позже.

Страницы: 1 2 3 4 5

Рекомендуем к прочтению:

Тенденции и перспективы реализации национальных интересов и внешнеполитической политики России в глобальном мироустройстве
Данная глава является заключительной и направлена на исследование национальных интересов Российского государства на перспективу близкого и не столь близкого будущего. Представляется необходимым отразить в ней наиболее значимые в настояще ...

Биография Роберта Михельса
Михельс (Michels) Роберт (9.1.1876, Кельн, — 3.5.1936, Рим), историк, экономист и социолог. По происхождению немец, в 1926 принял итальянское гражданство. С 1903 преподавал историю, экономику и социологию в университетах Брюсселя, Базеля, ...

Типология идеологий. Либерализм
В истории либерализма в целом можно выделить следующие этапы развития: 1. Классический либерализм XVII-XIX вв., представляющий собой религиозно-светский тип идеологии, где наряду с религиозными протестантскими ценностями, сосуществовали ...