PoliticalMind

Политическая аналитика

Тоталитаризм как политический феномен ХХ века
Страница 2
Политические материалы » Политические режимы » Тоталитаризм как политический феномен ХХ века

Достаточно скоро выяснилось, в концепции Фридриха и Бжезинского были и существенные изъяны. Так, первоначально противоположность между понятиями демократия и тоталитаризм воспринималась исследователями как констатация очевидного. Но потребовалось не слишком много времени, чтобы понять поверхностность и упрощенность этих понятий. Объединение воедино нацизма и сталинизма часто представляется при внимательном сравнении противоречащим здравому смыслу, поскольку наряду с излишним акцентированием черт сходства не учитывает, коренных отличий коммунистических режимов от фашистских:

- коренная ломка отношений собственности и тотальное регулирующее вмешательство государство в экономику и перестройка социальной структуры общества (фашизм не посягал на принцип частной собственности и на классовую структуру общества);

- происходящая в связи с этим полная замена старых и радикальная трансформация новых политических элит, поскольку воспроизводство, на новой основе, феномена "власти-собственности" приводит к формированию монолитной элиты коммунистического общества - "номенклатуры", ставшей единственным "распорядителем" всей государственной собственности, не только узурпировавшей власть, но и переродившейся в господствующий класс, который эксплуатирует трудящиеся массы (См.: М. Джилас, М. Восленский). Фашисты же и национал-социалисты боролись не против тех, кто сосредоточил в своих руках реальную власть, а за вхождение в состав правящей элиты. "Они следовали, пишет Л. Люкс, - двойственной тактике: подобострастно "легалистской" по отношению к правящей верхушке и бескомпромиссно насильственной – к "марксистам";

- радикальные отличия в ценностных, идеологических ориентациях: если большевизм унаследовал от русской интеллигенции убеждение, что "истинная" революционная партия должна бороть за социальную справедливость, против самого иерархического принципа, то фашизм ставил иерархию и неравенство – социальное, расовое и этническое - превыше всего; если большевики были страстными приверженцами веры в прогресс и в науку, то у национал-социалистов эта вера в прогресс, могла вызвать лишь насмешку, поскольку они не только хотели "остановить историю", но и обратить ее вспять; если фашистская идеология прямо признавала государство как самоцель и постулировала, что оно представляет ценность само по себе, то коммунистическая идеология исповедовала этатизм постольку, поскольку государство рассматривалось как средство разрешения классовых противоречий и построения коммунистического общества (хотя на практике все оказалось, разумеется, несколько иначе) и др.

С учетом этих обстоятельств М.А. Чешков предложил различать тоталитаризм как политическую организацию, где тотальное государство допускает "общество" (в нацистской Германии и фашистской Италии), и как социальную организацию, где нет места ни обществу, ни, строго говоря, государству (в странах "реального" социализма).

Более того, многие авторы поставили под сомнение оправданность другого общего понятия - "фашизм", применение которого, по их мнению, приводит к недооценке специфики каждого конкретного режима, и особенно, к затушевыванию различий между создавшими их движениями, которые в большей или меньшей степени можно отнести к революционным или реакционным. (К. Брейхер).

Страницы: 1 2 3 4

Рекомендуем к прочтению:

Взгляды Лассуэла – классика американской политической науки.
Гарольд Лассуэл (1902-1979) – американский ученый –политологи, профессор права и политической науки в Йельском университете. Основные работы : «Политика: кто получает, что, когда и как» (1936), «Демократия по средствам общественного мне ...

Политико-правовые идеи античности
Политология, как и всякая наука, имеет свою историю возникновения, становления и развития. Без изучения истории политической мысли невозможен анализ современных политических процессов и явлений. Политическая мысль зародилась в глубокой д ...

Опасные и непредсказуемые
Какое же представление о России формируют западные исследователи и публицисты? Материала для ответа на этот вопрос история предоставила более чем достаточно. Мы непонятны и чужды и для Запада. Опасные. Непредсказуемые. Враждебные. Они мо ...