PoliticalMind

Политическая аналитика

Стандарты Совета Европы

Документ ЕКПЧ не содержит самостоятельных положений по правам меньшинств, хотя многие положения Конвенции имеют прямое отношение к защите прав меньшинств. Тем не менее, Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств (далее по тексту – «Рамочная конвенция»), вступившая в силу в 1998 году, регулирует права меньшинств самым всеобъемлющим образом. Рамочная конвенция, которая является первым юридически обязывающим многосторонним договором, посвященным общим вопросам защиты национальных меньшинств, определяет ряд целей и принципов, которые должны быть реализованы на национальном уровне через законодательство и государственную политику. Большинство положений носят программный характер и не адресованы напрямую государствам-участникам Конвенции. Таким образом, Конвенция предоставляет этим государствам существенную свободу собственного усмотрения при реализации ее положений.

В рамках статьи 4 Рамочной конвенции государства-участники обязуются принимать «соответствующие меры, с тем, чтобы поощрять во всех областях экономической, социальной, политической и культурной жизни полное и действенно равенство между лицами, принадлежащими к национальному меньшинству, и лицами, принадлежащими к основной национальной группе населения». Особо подчеркивается, что меры, принимаемые в соответствии с этой статьей «не рассматриваются как акт дискриминации». Статья 5 требует от государств содействовать созданию «необходимых условий» лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, для сохранения и развития своей культуры и сохранения основных элементов своей самобытности, а именно: религии, языка, традиций и культурного наследия, в то же время, воздерживаясь от политики или практики, направленной на ассимиляцию лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, против их воли.

Последующие статьи Конвенции, в числе прочего, требуют от государств-участников обеспечить уважение прав лиц, принадлежащих к меньшинствам, на свободу ассоциаций и собраний (статья 7); права на свободу религии (статьи 7 и 8); права на свободу самовыражения и доступа к средствам массовой информации (статьи 7 и 9); права пользоваться своим языком в личных контактах и общественных местах (статья 10); права на изучение своего языка (статья 14); права на эффективное участие в культурной, социальной и экономической жизни и в ведении государственных дел, в частности, в вопросах, их касающихся (статья 15); а также права устанавливать и поддерживать свободные и мирные трансграничные контакты с лицами, с которыми их связывает общая этническая принадлежность или общее культурное наследие (статья 17). В том, что касается свободы самовыражения и доступа к средствам массовой информации, то государства-участники отдельно обязуются признавать право каждого лица, принадлежащего к национальному меньшинству, «получать и обмениваться информацией и идеями на языке меньшинства без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от границ», а также принимать «надлежащие меры, с тем, чтобы содействовать доступу лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, к средствам массовой информации», включая возможность создавать и использовать свои собственные средства массовой информации (статья 9).

В районах, где лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, проживают традиционно или в значительном количестве, государства-участники обязуются «стремиться, насколько это возможно», к тому, чтобы представители меньшинств могли пользоваться своим языком в отношениях с административными органами, при условии, что они «сами просят об этом» и такая просьба «отвечает реальным потребностям» (статья 10.2). В районах, где представители национальных меньшинств сосредоточены или проживают издавна, государства-участники также берут на себя обязательство «стремиться обеспечить, насколько это возможно и в рамках своих систем образования», чтобы лица, принадлежащие к этим меньшинствам, располагали «надлежащими возможностями» обучаться языку своего меньшинства или обучаться на этом языке, если существует «достаточная потребность» в подобном обучении (статья 14). Кроме того, государства-участники договорились принимать, «в случае необходимости», меры «в области образования и научных исследований с целью углубления знаний культуры, истории, языка и религии своих национальных меньшинств и основной национальной группы населения» и обеспечить, в этой связи, «надлежащие возможности для подготовки преподавательского состава и получения учебников» (статья 12.1, 12.2). Они также обязуются обеспечивать «равные возможности доступа к получению образования всех уровней для лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам» (статья 12.3).

Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств (далее по тексту – Хартия), которая вступила в силу в 1998 году, содержит обязательства государств-членов по защите языков меньшинств. Российская Федерация подписала Хартию в 2001 году, но пока не ратифицировала ее. Однако, согласно Венской Конвенции по праву международных договоров, Россия, как государство-подписант, обязана воздерживаться от действий, способных подорвать цели и принципы данного договора. Среди прочего, Хартия требует от государств-участников основывать свою политику, законодательную и практическую деятельность в отношении региональных языков и языков меньшинств на целом ряде целей и принципов. Они включают признание региональных языков или языков меньшинств в качестве выразителей культурного богатства, а также необходимость решительных действий по поддержке и сохранению региональных языков и языков меньшинств; обеспечение того, чтобы существующее или новое административное деление не создавало препятствий развитию данного регионального языка или языка меньшинства; содействие и/или поощрение использования региональных языков или языков меньшинств в устной и письменной речи, в общественной и личной жизни; а также обеспечение надлежащих форм и средств для преподавания и изучения региональных языков или языков меньшинств на всех соответствующих стадиях (статья 7).

Рекомендуем к прочтению:

Злоупотребление административным ресурсом: доминирующий фактор избирательной кампании
Несмотря на то, что трудно определить истинную структуру проведения кампании всеми партиями, большинство имеющихся фактов указывает на то, что административный ресурс являлся решающим элементом предвыборной кампании. Результаты данного пр ...

Социальный терроризм
Родоночальниками терроризма как широкой общественной практики были русские народовольцы (хотя они ориентировались на менее систематический опыт предшествующих революционеров). Если ранние народовольцы ставили своей целью "революционн ...

Гражданское общество в структуре механизма функционирования и развития политической системы
Негативные аспекты реформ проявлялись под воздействием отсутствия в стране реального опыта демократической жизни, непростой экономической ситуации в стране, сложившейся на завершающем этапе существования советской социально-политической с ...